По итогам саммита ОБСЕ в Астане

Итак, в Астане президенты Армении и Азербайджана при живейшем участии глав делегаций государств – членов Минской группы, приняли совместное заявление «относительно того, что  настало время предпринять  более решительные действия, направленные на урегулирование  Нагорно-Карабахского конфликта». В качестве элемента новизны может быть ссылка на разрешение конфликта в соответствии с духом и буквой Устава ООН. С учетом того, как ООН справляется с урегулированием конфликтов можно утверждать, что тупиковая ситуация в Нагорно-Карабахском конфликте, скорее всего, так и останется тупиковой. Однако интересна модель поведения основных действующих лиц самого конфликта и так называемых внешних акторов.

Для Азербайджана характерен возросший уровень угроз в адрес не только Нагорного Карабаха, но уже и Армении, звучащих из уст политических деятелей разного ранга и сопровождающийся бряцанием оружия и подготовкой общественного мнения к неизбежности войны.

В Армении стали открыто обсуждать возможность возобновления вооруженных действий со стороны Азербайджана. Помимо реакции на азербайджанские словесные выпады, есть признаки того, что общество постепенно осознает, что война за Карабах еще не закончена. В то же время, фактор неразрешенного конфликта используется и властями, и оппозицией.

В Нагорном Карабахе готовятся к войне и активизируют поиски путей к международному признанию независимости.


В целом, в расстановке сил прямых участников конфликта нет ничего нового. Ключевым остается вопрос, перейдет ли Азербайджан от угроз к действиям с учетом того, что

– возникнет прямая угроза безопасности энергопроводов;

– итоги вооруженных действий трудно предсказуемы в связи с имеющимся в зоне конфликта и в регионе в целом военно-политическим балансом;

– внешние акторы ограничиваются заявлениями о необходимости мирного пути разрешения конфликта.


На этом этапе противостояния интересно поведение внешних акторов – России, Турции, США, а также  НАТО и ЕС. Политические противоречия между ними если не сглаживаются, то, как минимум, конструктивно обсуждаются. Поскольку вопрос энергоресурсов из зоны Каспия имеет первостепенное значение, можно сделать ряд выводов:

а) Сохранение status quo в зоне конфликта рассматривается в качестве наименьшего из зол;

б) Смена формата обсуждения путей урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта на повестке дня не стоит;

в) Саммит в Астане опосредованно подтвердил, что внешние акторы рассчитывают на «сознательность» сторон конфликта.


В то же время, следует обратить внимание на нагнетание атмосферы вокруг самого процесса урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта. Фразу в заявлении по Нагорно-Карабахскому конфликту «настало время предпринять решительные действия» каждая из его сторон истолковывает по-своему. К сожалению, есть реальная угроза возобновления боевых действий в зоне конфликта. На данном этапе сдерживающими факторами для перехода Азербайджана от угроз к действиям, являются угроза безопасности поставок энергоресурсов, а также военно-политический баланс в зоне конфликта и в регионе, в целом. И это тот промежуток времени, который должен быть использован Нагорным Карабахом и Арменией для обеспечения как минимум начала формального процесса международного признания Нагорно-Карабахской Республики.

Отсутствие за столом переговоров представителей Нагорного Карабаха сводит к нулю не только сами переговоры, но и ужесточает позиции сторон противостояния.

4 декабря 2010 года