О формировании силовых структур Ирака

Сергей Саркисян


Создание в Ираке в результате проведения общенародных выборов 30 января 2005 года легитимной, хотя и временного характера, вертикали власти, позволяет силам коалиции приступить к постепенной передаче контроля за внутриполитической ситуацией в стране национальным вооруженным силам и правоохранительным органам.

Согласно первоначальным планам, послевоенная обновленная структура МО Ирака должна была включать Вооруженные силы (Сухопутные войска, Военно-воздушные силы и Военно-морской флот) общей численностью в 35 тысяч человек, Национальную гвардию (около 51 тысячи человек) и антитеррористическое подразделение (батальон специального назначения в Багдаде – 800 человек). На ВВС и ВМФ планировалось возложить, по крайней мере, на первоначальном этапе, роль вспомогательных сил. В ВВС предполагалось сформировать лишь военно-транспортную и вертолетную эскадрильи, подразделения поисково-спасательной службы и авиационной разведки, а ВМС должны были состоять из полка береговой охраны и подразделения катеров различного назначения, дислоцированных на одной военно-морской базе.

В структуру МВД предполагалось включить полицию (более 150 тысяч человек), пограничные войска (около 26 тысяч человек), департамент охраны автодорог, департамент охраны иностранных дипломатических представительств, специальную службу охраны ключевых объектов нефтяной инфраструктуры страны (5,5 тыс. человек) и антитеррористические подразделения быстрого реагирования (около 5 тыс. человек).

Таким образом, еще на стадии замысла основное предназначение силовых структур Ирака состояло в поддержании внутриполитической стабильности в стране.

Однако в связи с тем, что ситуацию с обеспечением безопасности не удается взять под полный контроль, в структуру МО были внесены некоторые изменения. Так, для улучшения управляемости и боеспособности ВС Национальная гвардия (42 батальона) была включена в состав СВ, идет ее усиление артиллерией, бронетехникой, средствами связи и транспорта.

По положению на май сего года в подразделениях МО проходило службу более 90 тысяч, а в системе МВД – более 60 тысяч человек, причем эти данные включают в себя только прошедших специальную подготовку. Около 14 тысяч человек проходят обучение в различных учебных заведениях МО и МВД, в том числе, в двух военных и пяти полицейских академиях.

Кроме того, более 30 тысяч человек записались в состав ВС и МВД и ожидают отправки на учебу.

В то же время, количественные показатели не отражают довольно низкий боевой дух и уровень дисциплины личного состава подразделений МО и МВД, что, несомненно, влияет на уровень их боеготовности и боеспособности. В периоды обострения боевых действий против боевиков, дезертирство, по некоторым данным, доходит до уровня 40% списочного состава, значительную часть которого, впрочем, продолжают составлять так называемые «мертвые души».

На этом фоне выгодно отличаются национальные курдские и шиитские формирования – пешмерга (около 100 тысяч человек) и формально переименованный в «организацию» корпус «Бадр» (по разным оценкам, от 15 до 20 тысяч человек).

Ситуация в ВС и МВД, подчиняющихся Багдаду, во многом объясняется рядом причин.

Во-первых, на фоне присутствия в стране иностранных войск, боевые или полицейские операции иракцев против иракцев нередко отрицательно воспринимаются общественным мнением.

Во-вторых, президент Ирака курд Джалал Талабани и премьер-министр шиит Ибрагим ал-Джафари не спешат созданием сильной общенациональной армии ставить под сомнение необходимость существования курдских и шиитских национально-региональных вооруженных формирований. Более того, для придания этим формированиям легитимности, Д.Талабани предлагает привлекать их к участию, наряду с армией и полицией, в операциях против боевиков.

В-третьих, террористическая деятельность особенно находящихся в Ираке членов международных террористических организаций, направленная против этнических и религиозных общин, привела к росту их взаимного недоверия. Как следствие, в настоящее время в Ираке наблюдается рост числа и численности (до 20 тысяч человек) стихийно формируемых незаконных вооруженных формирований, возглавляемых местными клановыми, общинными или религиозными авторитетами. Основная декларируемая ими цель создания таких формирований – борьба с антиправительственной и террористической деятельностью, за стабилизацию внутриполитической обстановки, а также защита общины, города, деревни и т.д. Как пример можно привести спонтанное формирование шиитами ряда регионов юга страны так называемых «Бригад гнева», призванных защитить население от нападений суннитских боевиков.

Несмотря на некоторый позитивный эффект подобной системы самообороны, велика вероятность использования незаконных вооруженных формирований в межклановой или межконфессиональной борьбе за передел экономической или политической сфер влияния.

Кроме того, действуя вне правовых рамок, подобные формирования усиливают внутриполитическую напряженность, подрывают роль центральной власти, и в частности, силовых структур, снижают степень и возможности их влияния на местах.

В-четвертых, несмотря на повышение денежного довольствия военнослужащим иракской армии (рядовому составу – примерно с 70 до 100 долларов США), оно значительно ниже зарплаты полицейского или пограничника, в большинстве своем к тому же имеющих возможность получения «дополнительного» дохода.

Тем не менее, силы коалиции начали постепенную передачу иракским силовым структурам контроля за рядом районов и населенных пунктов. В частности, с 1 марта с.г. обязанность по обеспечению безопасности центральных районов Багдада возложена на подразделения МО Ирака.

Параллельно идет передача им и некоторых военных объектов, ранее занимаемых коалиционными силами – с января уже передано 13 военных баз и опорных пунктов.

По новому плану боевой подготовки, утвержденным Пентагоном в апреле сего года, предполагается:

1. Интенсифицировать подготовку уже сформированных подразделений МО и МВД Ирака и довести ее до уровня способности к ведению самостоятельных боевых действий в сроки:

– апрель-август – на уровне взвода;

– сентябрь-октябрь – на уровне роты;

– ноябрь-декабрь – на уровне батальона.

2. Для повышения боеспособности каждый батальон Ирака усилить одной ротой ВС США.

3. Для улучшения боевого управления и обеспечения тесного взаимодействия между иракскими подразделениями и силами коалиции, прикомандировать каждому батальону МО и МВД до 10 советников и инструкторов – от штаба до взвода включительно.

Конечной целью этих процессов является установления контроля за ситуацией в стране иракскими ВС и МВД и сосредоточение войск коалиции на вынесенных за пределы населенных пунктов нескольких крупных автономно действующих военных базах.

В то же время, необходимо отметить, что реально оценить способность и возможности иракских силовых структур по контролю за ситуацией можно будет только во время и после проведения выборов, назначенных на 15 декабря 2005 года, которые выявят и закрепят баланс и расстановку политических сил в стране, и ознаменуют завершение периода, в котором передел сфер влияния был еще возможен мирными легитимными методами.


17 июня 2005 года