Военное закрепление России и Турции на Южном Кавказе

Гаянэ Новикова
20 октября 2010 года

Россия закрепила и легализовала свое военное присутствие в Абхазии и Южной Осетии, она сохраняет его, продолжая аренду Габалинской РЛС, и в Азербайджане. Она упрочила его и на территории Армении. В соответствии с подписанным в августе 2010 года российско-армянским Протоколом о внесении изменений в Договор о российской военной базе в Армении был не только продлен срок ее присутствия, но и была расширена сфера ее географической и стратегической ответственности. В частности, согласно новой редакции статьи третьей данного Протокола, база, помимо осуществления функций по защите интересов Российской Федерации, обеспечивает совместно с Вооруженными Силами Армении безопасность Республики Армения по всему периметру ее границ. Ранее функционирование базы ограничивалось внешними границами бывшего СССР, в новой редакции это ограничение извлечено из текста Соглашения.

Можно говорить о том, что происходит закрепление России на территории Армении. Однако вопрос в том, насколько появление новой редакции данного Соглашения влияет на систему безопасности Армении и Нагорного Карабаха. В соответствии с документом, Россия и Армения осуществляют совместную охрану границ Армении с Грузией, Турцией, Ираном и Азербайджаном. Реальная угроза Армении может быть только со стороны Азербайджана, причем опосредованно, то есть она может быть направлена против Нагорного Карабаха. Документ фактически прекратил спекуляции на тему о том, как поведет себя Россия в случае возобновления вооруженных действий в зоне конфликта – она в нем не будет принимать никакого участия по ряду объективных причин:

– во-первых, de jure Нагорно-Карабахский конфликт рассматривается как внутригосударственный[1], следовательно, участие России и Армении в ОДКБ в данном случае не будет иметь значения;

– во-вторых, и Армения, и Азербайджан являются стратегическими партнерами России, как это многократно подчеркивается российским руководством в столицах обоих государств;

– в-третьих, Россия после признания Абхазии и Южной Осетии не будет обострять отношения с западными державами.

Косвенно политика невмешательства в конфликт в случае возобновления вооруженных действий была подтверждена также в ходе визита президента России Д.Медведева в Азербайджан в сентябре 2010 года[2].

В то же время, новая редакция Соглашения о российской базе в Армении дает некоторое поле для маневра Армении. Поскольку в соответствии с Военной доктриной Армении, последняя «является гарантом и обеспечивает безопасность народа Нагорно-Карабахской Республики и избранного им пути»[3], то теоретически совместная с Россией охрана границ создает возможность для большей концентрации вооруженных сил Армении в направлении ожидаемого и/или возможного удара со стороны Азербайджана.

Для Азербайджана война за Карабах еще не окончена, и итоги Карабахской войны воспринимаются исключительно в контексте территориальных потерь и необходимости реванша. Несмотря на то, что в соответствии с пунктом 2 статьи девятой конституции страны, «Азербайджанская Республика отвергает войну как средство посягательства на независимость других государств и как способ решения  международных конфликтов», уже в течение достаточно долгого времени помимо нагнетания милитаристских настроений в обществе идет подготовка законодательной базы для возобновления вооруженного конфликта. Закономерно, что принятая в июне 2010 года военная доктрина страны оговаривает возможность возвращения территорий силовым методом. В документе перечислены факторы, влияющие на национальную безопасность Азербайджана. Многие из них напрямую касаются ситуации вокруг Нагорного Карабаха и Армении. К таковым относятся нестабильность геополитической ситуации «под влиянием политических, военных, экономических и социальных негативных факторов»; «наличие неразрешенных конфликтов военно-политического характера, в том числе носящих сепаратистского характера»; «увеличение негативного влияния региональных конфликтов на экономические интересы», включая угрозу целостности энергетической и транспортной инфраструктуры стран региона. Во второй главе документа отмечается, что основными факторами, негативно влияющими на национальную безопасность Азербайджанской Республики, являются «осуществленная армянской стороной политика этнических чисток и разрушение социально-экономической инфраструктуры в населенных азербайджанцами районах Армении и на оккупированных территориях Азербайджана, а также продолжающая оккупация азербайджанских земель»[4].

Армения обвиняется в осуществлении этнических чисток, в заселении территорий вокруг Нагорного Карабаха, в нарушении ряда договоров и конвенций об обычных вооружениях, и прочем.

В соответствии с этими обвинениями, в шестой статье военной доктрины Азербайджана подчеркивается, что «следует довести до нужного уровня военные подразделения для усиления стратегического давления на оккупанта, в случае необходимости, применения силы для урегулирования конфликта, имеющегося с Республикой Армения в краткие сроки и с минимальными потерями для Азербайджанской Республики».

В военной доктрине Азербайджана есть еще один пункт, противоречащий конституции. В частности, согласно пункту третьему статьи одиннадцатой конституции страны, невозможно отчуждение территории Азербайджана «никому ни в какой части и ни в каком виде», что означает, в первую очередь, запрет на размещение военных баз иностранных государств. В соответствии с доктриной, «в случае коренных изменений военно-политической обстановки Азербайджан оставляет за собой право на временное разрешение размещения иностранных военных баз на своей территории или же на иностранное военное участие в какой-либо другой форме, если того потребуют национальные интересы».

За принятием военной доктрины последовали шаги по укреплению азербайджано-турецкого стратегического партнерства. Так, 16 августа 2010 года был подписан Договор о стратегическом партнерстве и взаимопомощи между Азербайджаном и Турцией, детали которого не известны. Как следует из совместной пресс-конференции президентов Гюля и Алиева, одним из основных вопросов является именно сотрудничество в военной сфере, в том числе с первоочередной целью разрешения Нагорно-Карабахского конфликта на основе территориальной целостности Азербайджана[5]. В то же время, министр иностранных дел Турции А.Давудоглу в интервью частному азербайджанскому телеканалу ANS TV заявил, что стороны «будут осуществлять сотрудничество в военной сфере… это соглашение не направлено против какого-либо другого государства. Мы его подписали, а потом Россия и Армения подписали (свое соглашение). Весь мир знает, что Турция рассматривает защиту Азербайджана, как защиту Турции. Это знак нашей вечной дружбы с Азербайджаном»[6].

На этом фоне усиленно муссируются слухи о возможном создании турецкой военной базы на территории Азербайджана. В качестве возможного места размещения базы рассматривается территория Нахичеванской Автономной Республики, что не лишено оснований.

Во-первых, Нахичевань после распада СССР и особенно после Карабахской войны стала рассматриваться и Турцией, и Ираном в качестве возможной зоны их, в первую очередь, экономической, а затем и политической активности. При этом совершенно очевидно, что для Азербайджана активность Турции в этом регионе предпочтительнее активности Ирана, и появление турецкой базы может стать сдерживающим фактором для Ирана.

Во-вторых, новый виток активности Турции в направлении Нахичевани практически совпал с замораживанием не только процесса ратификации армяно-турецких протоколов, но и каких-либо сдвигов в направлении нормализации двусторонних отношений, что рассматривается азербайджанской стороной как дипломатическая победа, и дает основания наращивать уровень милитаристских и реваншистских настроений в стране.

В-третьих, и для Азербайджана, и для Турции приобретает принципиальное значение вопрос ратификации Арменией Карсского договора 1921 года, являющегося логическим продолжением Московского договора 1921 года. Эти Договора определили, в том числе, и статус Нахичевани как «автономной территории под покровительством Азербайджана, при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората никакому третьему Государству (Статья 3 Московского Договора и Статья 5 Карсского Договора)».

Не вдаваясь в подробности, отмечу, что муссирование идеи возможного появления турецкой военной базы в Нахичевани рассматривается руководством и Азербайджана, и Турции в контексте недопущения

– пересмотра границ между Арменией и Турцией (хотя подобный вопрос и не поднимается армянской стороной);

– пересмотра статуса Нахичевани (согласно Московскому Договору, Россия также является гарантом данного статуса Нахичевани),

– активизации Ирана в Нахичевани.

Существенным является также демонстрация Армении нерушимости азербайджано-турецкого братства[7].

Возможное появление турецкой военной базы в Нахичевани, скорее всего, будет «с пониманием» воспринято Россией, которая, во-первых, сама имеет военную базу на территории Азербайджана в виде Габалинской РЛС. Во-вторых, у России нет острых проблем с Турцией как с потенциальным соперником в военно-политической сфере, может быть, в первую очередь, потому, что Турция все чаще действует не как член НАТО, а как региональная держава со своей шкалой приоритетов в области национальной безопасности. В-третьих, российско-грузинская война имела для России серьезное значение: Россия обозначила свои приоритеты и способы защиты своих стратегических интересов в экстремальной ситуации. Одновременно, после августа 2008 года Россия стала действовать значительно осторожнее и сдержаннее. Примером является создавшаяся ситуация в Киргизстане.

Стоит обратить внимание и на то, что в связи с событиями в Киргизстане создается прямая угроза как российским, так и американским интересам в Центральной Азии. Смена власти в Киргизстане в апреле 2010 года уже создала определенные предпосылки для рассмотрения запасных вариантов перебазирования американской базы из Манаса. Нестабильность в этом регионе должна ускорить поиски альтернативы, и в этом контексте территория Азербайджана могла бы быть, пожалуй, наиболее удобной со всех точек зрения: принятая Азербайджаном военная доктрина очень своевременно снимает запрет на размещение иностранных баз на его территории; у России и США есть опыт совместного военного базирования в Центральной Азии (правда, опыт неоднозначный – американская база была «выдавлена» из Узбекистана, однако в Киргизстане между США и Россией имеет место достаточно плодотворное сотрудничество), кроме того, Россия предложила в свое время Соединенным Штатам совместное использование Габалинской РЛС. Единственным препятствием для прямого военного базирования США на территории Азербайджана может быть только неурегулированность Нагорно-Карабахского конфликта и милитаристские заявления и действия азербайджанского высшего руководства.

Скорее всего, будет рассматриваться возможность совместного американо-турецкого использования базы, если таковая появится. Маловероятно придание ей статуса базы НАТО.

Возвращаясь к российскому и турецкому военному присутствию на Южном Кавказе, следует отметить, что, безусловно, эти две региональные державы не позволят втянуть себя в военное противостояние в регионе, однако расширение их военного присутствия является свидетельством качественно нового баланса сил и вносит коррективы в ситуацию вокруг урегулирования армяно-турецких отношений и Нагорно-Карабахского конфликта.


[1] Скорее всего, модель поведения России в этом случае будет подобна тому, как она повела себя в период пика событий в Киргизстане в июне 2010 года.

[2] «Безусловно, для России очень важно сохранение стабильности здесь, на Кавказе. Именно из этого мы исходим при выстраивании отношений с нашим ближайшим соседом и другом – Азербайджаном. Поэтому мы заинтересованы в том, чтобы здесь был мир и порядок. Именно в этом плане и следует рассматривать то решение, которое состоялось во время моего визита в Армению, а именно пролонгацию срока действия соответствующего соглашения о пребывании российской военной базы в Армении. Никаких иных подводных или других соображений не существует.». Совместная пресс-конференция по итогам российско-азербайджанских переговоров. 3 сентября 2010 года, Баку. http://news.kremlin.ru/transcripts/8824

[3] Военная доктрина Республики Армения. Утверждена 25 декабря 2007 года. Официальный сайт Министерства обороны Армении. http://www.mil.am/rus/index.php?page=104

[4] Bakililar.az. http://aze.az/news_tekst_voennoy_doktriny_37501.html

[5] Пресс-конференция Ильхама Алиева и Президента Турции Абдуллаха Гюля 16 августа 2010, 21:00 http://www.president.az/articles/605?locale=ru

[6] Turkey: Azerbaijani-Turkish deal not against any country. Today’s Zaman, 28 августа 2010. http://www.todayszaman.com/tz-web/news-220295-102-turkey-azerbaijani-turkish-deal-not-against-any-country.html

“We will realize cooperation in military areas. There will also be defense activities in other areas related to joint military cooperation. But let me note that this agreement is not directed against any country. We signed it and then Russia and Armenia signed [their agreement]. The entire world knows that Turkey considers the defense of Azerbaijan as Turkey’s defense,” Davutoğlu said. “It is a sign of our everlasting friendship with Azerbaijan,” he added.

[7] В частности, в ходе визита президента Азербайджана И.Алиева в Стамбул 15 сентября 2010 года была подписана Декларация о создании Совета стратегического сотрудничества между Азербайджаном и Турцией. Стоит обратить внимание на то, что если ранее в основном только азербайджанские лидеры использовали формулировку «одна нация, два государства», то в ходе пресс-конференции после подписания документа президент Турции несколько раз ее озвучил в том или ином контексте. А И.Алиев, отвечая на вопрос журналиста о роли Совета в урегулировании Нагорно-Карабахского конфликта, заявил: «Сила Турции – это наша сила, так как мы братья. …Поэтому усиление Турции само по себе проявляется как позитивный фактор в урегулировании армяно-азербайджанского конфликта.

Правительство Турции проводит в связи с этим конфликтом очень активную и гибкую политику. Я уверен, что эта политика будет иметь положительные результаты, и территориальная целостность Азербайджана будет восстановлена». http://www.president.az/articles/721?locale=ru